Энциклопедия психологии, коучинг, управление персоналом


 
Энциклопедия ПСИХОЛОГИИ


Алфавитный указатель: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Я A-Z


Постмодернизм (postmodernism)

 

В эпоху Просвещения центром научной и философской мысли был человек. Психология как наука базировалась на концепции отдельной личности (individual subjects), наделенной внутренней душой (soul), а позднее — внутренним психич. аппаратом. Психология как наука заняла прочное положение в совр. мышлении, прежде всего это относится к бихевиоризму и к нек-рым тенденциям в когн. психол. Наблюдалось общее стремление к получению внешнего подтверждения, поиску универсальности и абстрактной рациональности, а тж достижению соизмеримости. Современность охватывает не только рационализм Просвещения, но и противодействие ему со стороны романтизма. Гуманистическая психология, возникшая в 60-х гг. XX в., в период активного движения молодежи против традиционных культурных ценностей, оставаясь частью совр. научной мысли, образовала противоположный бихевиоризму полюс. Эта поляризация коснулась поисков внешнего подтверждения, дихотомии универсального и индивидуального, столкновения рационализма сторонников технического прогресса с чрезмерной эмоциональностью приверженцев романтизма и противопоставления количественной соизмеримости и качественной уникальности.

Бихевиоризм и гуманизм превратились в две стороны одной и той же совр. монеты — абстракции человечества от его собственной культуры. Можно даже говорить о двойной абстракции: психика (the psyche), изучаемая совр. психологией в форме сознания или поведения, рассматривается в отрыве как от ее культурного содержания, так и от ее соц. и ист. контекстов. Культурное содержание и культурный контекст воспринимаются как случайные и локальные, а психол. процессы — как эссенциальные и универсальные.

Психология в ситуации постмодернизма

В эпоху П. люди больше не яв-ся центром мироздания, индивидуум растворен в лингвистических структурах и всевозможных отношениях. В связи с этим возникает вопрос относительно статуса психологии как науки, изучающей отдельных личностей, коль скоро индивидуум перестал быть центральной фигурой.

Постмодернистский дискурс подчеркивает факт укорененности людей в специфической ист. и культурной ситуациях. В фокусе оказываются взаимосвязи в локальном контексте, лингвистическое и соц. конструирование реальности, и субъект (Я) как система отношений. Постмодернистская мысль опирается на концепцию открытого, зависящего от т. зр. и неоднозначного знания, проверку знания практикой и комбинированный (multi-method)подход к исслед., предполагающий использование многообразных методов, включ. качественные описания различного восприятия мира мужчинами и женщинами.

Последствия постмодернистской культуры для психологии не раз обсуждались психологами. 3 возможных последствия постмодернистского подхода для этой науки можно описать в общих чертах следующим образом:

1. Сама концепция психол. науки может оказаться настолько прочно привязанной к модернистским допущениям, что психология будет испытывать трудности в понимании мужчин и женщин в постмодернистской культуре. Др. дисциплины, такие как антропология, продемонстрировали большую чувствительность к встроенности челов. деятельности в культурный контекст, и сегодня яв-ся источником полезного знания об отношении людей к миру, в к-ром они живут. Если психология была привилегированным способом понимания человека в эру модернизма, то эра П. может тж подразумевать наступление постпсихологической эпохи.

2. Диаметрально противоположной яв-ся ситуация, при к-рой совр. психологию можно представить себе в виде постмодернистского концептуального коллажа — некой смеси переработанных идей и методов, позаимствованных из др. дисциплин и объединенных в соответствии с самыми совр. запросами массовой культуры.

3. Третья альтернатива заключается в том, что постмодернистский дискурс приведет к метатеоретической реконцептуализации предмета психол. науки и откроет для нее новые перспективы.

Постмодернистская психология?

Учитывая то огромное значение, к-рое придается в постмодернистской мысли разнообразию и неоднородности, нет смысла излагать программу для постмодернистской психологии. Однако нек-рые последствия постмодернистского дискурса для психологии как науки и профессии описать можно. Они касаются пересмотра концепций (по)знания и исслед., а тж восстановления в правах профессионального знания. Они включают деконструкцию и соц. конструктивизм в психологии, реинтерпретацию «Я», и системную терапию.

(По)знание и исследование. Признание существования неоднородных и несоизмеримых контекстов реального мира влечет за собой утрату гегемонии формализованных эксперим. и статистических методов исслед. На вооружение принимаются разнообразные способы производства знания, причем акцент делается не на абстрактном, объективном и универсальном, а на экологически валидном, социально полезном и локальном знании. Раздаются голоса в защиту более практ. видов знания, поднимающие практ. знание повседневной жизни выше теорет. знания. Происходит тж переход от субъекта (по)знания к самому (по)знанию, от (по)знающего человека к познаваемому человеку, от психологии когнитивных процессов к эпистемологическому изучению природы искомого знания.

Получают признание нарративные (повествовательные), герменевтические и деконструктивные подходы. Развивается комбинированный подход с акцентом на качественных, интерактивных и включенных исслед. Процесс исслед. не похож на простое картирование объективной соц. реальности; исслед. состоит в соучреждении (coconstitution)объектов, раскрываемых в процессе установления контакта и взаимодействия с самим изучаемым объектом. Речевое общение и соц. практика становятся конечными контекстами, в к-рых достигается и выясняется достоверность знания.

Восстановления статуса профессионального знания. Профессиональная практика психологов рассматривается как важный источник психол. знаний. Хотя представители академической психологии обычно недооценивают их, инсайты, порождаемые практ. работой, находятся в полном соответствии с идеями философского анализа знания в постмодернистскую эпоху, при условии, что эта работа ориентирована на локальное и нарративное знание, на признание открытости практ. знания, на изучение разнородного, лингвистического и качественного знания о мире повседневности и на проверку его достоверности посредством практики. Знание превращается в способность совершать эффективные действия; критерием достоверности для прагматического знания становится его способность привести человека к достижению той цели, к-рую он поставил перед собой. Сказанное вовсе не означает, что практика не нуждается в теории, речь идет о переключении внимания психологов-теоретиков с внутреннего мира индивидуума на его взаимоотношения с об-вом со всеми вытекающими из подобного переключения эпистемологическими, этическими и политическими последствиями.

Деконструктивная социальная психология. В академической психологии существует неск. тенденций, к-рые явно связаны с постмодернистским дискурсом, преим. в соц. психол. Так, Паркер и Шоттер приводили доводы в пользу деконструирования соц. психол., делая упор на деконструкцию и риторику в тексте о людях. Термин деконструкция — гибрид терминов деструкция и конструкция — обозначает попытку конструирования (созидания) через разрушение. Отжившие свой век и вышедшие из употребления концепции «сносятся» и на их месте «возводятся» новые. Деконструкция фокусируется на внутренних противоречиях текста, на противоречиях между теми намерениями, с к-рыми текст писался, и тем смыслом, к-рый он, тем не менее, вынужден доносить. Паркер и Шоттер разделяют взгляды Дерриды, Фуко и Лакана при рассмотрении внутренних противоречий этих текстов и их соц. конструкций, раскрывающих соотношение сил в данной сфере деятельности и порождающих невыраженные мнения, наподобие феминистской работы по соц. конструированию гендера.

Исчезающий субъект. Постмодернистские авторы отвергают субстанциональную концепцию Я в центре мира, децентрируя его посредством введения относительного понятия субъективности: Я существует благодаря его отношениям с другими как часть общей картины мира. Помещение лингвистических структур в центр внимания означает децентрацию субъекта. Я больше не пользуется языком, чтобы выразить себя, скорее можно говорить о том, что язык выражает себя через субъекта.

Единообразный субъект гуманистического дискурса отброшен за ненадобностью. Этот превращенный в сущность (essentialized)субъект заменяется временным, ситуационным и сконструированным субъектом, чья Я-идентичность конституируется и реконституируется относительно существующей соц. действительности. Кеннет Герген придаст особое значение соц. конструированию личных идентичностей, особенно в связи с новыми коммуникационными технологиями, порождающими разнообразие знаний и приводящими к осознанию природы соц. реальности в определенном ракурсе. Происходит насыщение Я, преобразование Я в состояние связанности, встроенности в множество соц. сетей.

Системная терапия

Системная терапия — эта та профессиональная область, в к-рой постмодернистский лингвистический сдвиг приобрел наиболее явную форму. Произошел переход от изучения психики конкретного пациента к изучению семьи как лингвистической системы. Патология больше не рассматривается как коренящаяся в сознании или в бессознательном, а связывается со структурами языка. В центре внимания оказываются взаимодействия и связи, существующие внутри соц. группы. Даже сам термин психотерапевт представляется неадекватным, поскольку терапевт не пытается лечить «душу» («psyche»)пациента, но работает с языком и, как мастер разговорного жанра, врачует только словами.

Заключение

Постмодернистский дискурс находится в противоречии с модернистскими основами совр. психологии. Вопрос, к-рый был поставлен в данной статье, заключается в следующем: настолько ли прочно психол. наука связана с идеями модернизма, что она не может адекватно воспринять отношение мужчин и женщин к постмодернистскому миру. Были показаны тж и нек-рые аспекты психологии, обращенные к ситуации постмодерна.

Постмодернистская психология, по-видимому, требует перехода от исслед. когнитивных механизмов внутреннего психич. аппарата или внутреннего опыта самореализующегося Я к изучению последствий практ. деятельности в лингвистически конституированном соц. мире. А это требует выхода за пределы академических исслед., чтобы учесть создаваемое профессионалами знание и эпистемологические, этические и политические последствия этого знания. Для ныне существующего понимания человека характерно переключение внимания с субъекта (по)знания на само (по)знание и с внутренней сущности индивидуальной души на его бытие в мире с др. людьми.

Центр интересов смещается от внутренностей «психич. контейнера» к лицевой стороне челов. мира. Такие понятия, как сознание и бессознательное, Я и психика, отходят на задний план, уступая место таким понятиям, как знание, язык, культура, ландшафт и миф. Происходит переход от археологии души к архитектуре совр. культурных ландшафтов.

См. также Отчуждение (политическое), Эклектизм (eclecticism) , Эмпиризм (empirism) , Общие системы (general systems) , Метапсихология (metapsychology) , Рационализм (rationalism) , Теория систем (systems theory)

Ш. Квэйл



Алфавитный указатель: А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Я A-Z


 
Rambler's Top100